Архимандрит Кенсорин о православных старцах

Смирение отличает настоящих старцев

Архимандрит Кенсорин (Федоров) – духовник Псковского Спасо-Елеазаровского монастыря, древнейшего на Псковской земле. Некогда здесь подвизался старец Филофей, автор идеи Москвы – третьего Рима, здесь же жил старец Гавриил (Зырянов). Сам о.Кенсорин много лет нес послушание у бывших валаамских старцев в Псково-Печерской обители.

Именно о них – о настоящих православных старцах – мы попросили рассказать о.Кенсорина. Чем они ему запомнились, чем они отличаются от младостарцев и лжестарцев, появившихся в последнее время.

– Вопрос о том, какие они – настоящие старцы, – очень серьезный, особенно для нашего времени. Слава Богу, у меня есть примеры и недавние. Два года назад скончался отец Ипполит (о нем мы писали в статье Сошедший в Россию, «Вера», №№ 507-508). Мы с ним в один день постригались и вместе начинали монашескую жизнь в Псково-Печерском монастыре. Потом батюшка уехал на Афон, восемнадцать лет подвизался там и вернулся. Года два пожил он в родных Печерах, а затем отправился на родину – в Курскую область. Там он восстановил пять или шесть храмов, и был благословлен на восстановление полуразрушенного Рыльского монастыря.

Отец Ипполит был моим другом, но и старцем. В чем это выражалось? Сколько я ни знал старцев – все они были образцом смирения. Это и отличает настоящих старцев от юных старцев или от тех, кто самочинно взял на себя эту роль. Смирение и любовь к людям.

&nnbsp;

Отец Ипполит всегда ходил в драненьком подряснике, с обыкновенной палкой. Я за сорок лет своего священства не видел таких смиренных, кротких и любвеобильных пастырей. И люди к нему тянулись – по пять-шесть автобусов паломников в день приезжало в Рыльский монастырь, чтобы пообщаться с батюшкой.

И теперь, когда он почил о Господе, народ тянется на его могилку. В последний раз я ездил на день его Ангела в Рыльский монастырь, так приехало пять автобусов паломников – из Москвы, Белгорода, Курска, еще откуда-то. Как при жизни батюшки ехал к нему народ, так и сейчас к нему стремятся люди. Любовь и после смерти не иссякает. Отец Ипполит именно любовью покорял сердца.

– Вы не раз ездили к приснопоминаемому старцу Николаю Гурьянову. Расскажите об этом.

– Батюшка был очень кротким, смиренным, но и прозорливым.

В первый раз я приехал к нему с родной сестрой. Мы с батюшкой пошли в алтарь и там разговаривали. А когда он вышел, то подошел к сестре, провел рукой по ее лицу и спросил: «О чем ты думаешь?» Потом я спросил ее: «В самом деле, а о чем ты думала?» Она созналась: «Я думала: скорее бы уйти из храма и уехать». И вот батюшка прозрел эти мысли и обличил ее.

Батюшка меня и сюда, в Елеазаровский монастырь, благословил. Мы ездили к нему с нашим Псковским владыкой Евсевием посоветоваться, что мне делать. В Святогорском монастыре, где я был наместником, продолжались нестроения. Я встал перед старцем на колени, а он меня благословил со словами: «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты царствуеши во веки». Он очень хотел, чтобы Елеазаровский монастырь возродился, потому благословил меня и настоятельницу – мать Елизавету – идти сюда служить Господу. И его молитвами здесь за пять лет очень многое было сделано.

– Батюшка, расскажите о печерских старцах, за которыми вы ухаживали.

– Хочу рассказать, как я попал в Печеры. После армии из родного Ярославля приехал в Троице-Сергиеву лавру – хотел поступать в семинарию. А мне там сказали: «Поезжай в Печеры, там есть прозорливый старец». Я попал к отцу Семеону и стал ему прислуживать. Вспоминаю, какой он был смиренный. У него ножки болели, он подняться в Михайловский собор не мог. И мы с другим келейником ему предлагали: «Давайте, батюшка, мы вас понесем!» И складывали руки «стульчиком», и он, как ребенок, радостно-смиренно садился на них, и мы его поднимали. Я пробыл с отцом Семеоном три года, до самой его смерти. Теперь он прославлен, ему можно молиться как святому. А восемь лет я был при валаамских старцах: отце Михаиле, отце Николае, отце Луке. Это милость Божия ко мне. Старцы предсказывали, что придет такое время, когда станут открывать монастыри и восстанавливать храмы, но в ту пору не верилось, что все это будет А вот дожили мы и до этого времени.

Но они уточняли: «Это будет ненадолго».

– Кто еще из печерских старцев вам запомнился?

– Меня потрясал отец Самсон (Сиверс) – как он стоял на клиросе! Всю длинную монастырскую службу он стоял, не шелохнувшись. Обычно стоишь – и с ноги на ногу переминаешься, и присесть надо бывает, и по сторонам иногда посмотришь. А он стоял, как свеча, – весь в Боге.

И еще он очень тщательно любил исповедовать. Не так, как сейчас бывает: «Прощаю и разрешаю» – и слушать не хотят. А людям хочется открыть свою душу…

– Батюшка, вы родом из ярославского Борисоглеба, там подвизался отец Павел Груздев, вы его знали?

– Великий старчик. Я когда первый раз поехал к нему, ждал на остановке автобус – тогда мне одна женщина рассказала, как однажды приехала к о.Павлу. А он ей с порога: «Убирайсь домой!» (Он юродствовал). Она перечить не стала, поехала. Приехала, а у нее, оказывается, кран потек – если бы она вовремя не успела, то всю квартиру бы затопило.

При мне батюшка как-то говорит: «Завтра приедут с Толги певчие и батюшки». А я думаю: «Кто в такую глушь поедет, что он говорит». А на следующий день действительно приехали с Толги. Так я был вразумлен.

– Есть ли сейчас на Руси старцы?

– Конечно, есть. Есть известные всем православным людям – печерский отец Адриан, лаврские – отец Кирилл и отец Наум. Многие ездят к отцу Власию в Пафнутие-Боровский монастырь, я сам к нему ездил. Чтобы попасть к батюшке, люди ждут неделями – такой наплыв народа.

Есть еще и сокровенные старцы, Божии люди, на которых Россия держится. Об этом можно судить и по косвенным признакам. Например, блаженная Любушка говорила: «Война неизбежна», я сам слышал. Но вот молятся подвижники, она сама молится – и мы уже после ее кончины сколько лет живем без войны.

Хотя и состояние народа безрадостное. Например, я езжу в храм в пос. Середка, в 10 км от нашего монастыря. Население поселка – три тысячи человек. А в храм ходят человек двадцать. И так везде по деревням и селам. Народ сидит у телевизора и отступает от Бога – и это главный результат телепередач. Все это очень скорбно.

– Что же делать? Благодарить Бога за то, что, несмотря на наше отступление, Он не перестает нас миловать?

– Да, именно так. И власть не надо ругать. Я помню, мама моя была очень верующей, в храм ходила, но власть ругала. И я тогда с ней соглашался, а теперь понимаю, что так нельзя. Как говорит апостол: «Всякая власть от Бога» – что заслужили, то и получили. Почему была революция? Люди отступили от Бога, от Царя, и все пошло наперекос. Помните книгу о схиархимандрите Захарии – в ней говорится, что перед революцией Матерь Божия в явлении ему сказала: «В Лавре четыреста человек братии, но истинных монахов только четверо». Так далеко зашло отступление от Бога даже в монашеской среде.

И надо страшиться, что мы опять повторяем грехи своих предков и можем опять подпасть под закон возмездия.

Записала Л.ИЛЬЮНИНА

Источник: http://www.rusvera.mrezha.ru/515/10.htm

Архимандрит Кенсорин о Николае Гурьянове

Архимандрит Кенсорин (Федоров),

Духовник Спасо-Нлеазаровского монастыря

Хотя у старца Николая не было солнечного света, но в нем самом горел Божественный свет — от молитвы и смирения

Десять лет тому назад я впервые встретился с отцом Николаем. Был я тогда наместником Святогорского монастыря (сам я насельник Псково-Печерской обители).

Приехал я вместе с родной сестрой. А привез нас к отцу Николаю архимандрит Пантелеймон, который служил на приходе в Мельнице и ехал по каким-то делам.

Приплыли мы к отцу Николаю на остров. Батюшка был в храме. Я зашел в алтарь, поделился с ним своими скорбями и немощами. Отец Николай поговорил со мной на духовную тему, и мы быстро вышли из церкви. А сестра в это время стояла у дверей. Отец Николай увидел ее, провел по ее лицу рукой и спросил: "О чем ты думаешь?" Позже, когда мы уже благословились и уехали, я спросил сестру, о чем же она думала. Оказалось, что думала, как бы побыстрей нам уехать. В то время она была не совсем церковным человеком, да и время уже было позднее. Так, с первого же общения с батюшкой, я почувствовал, что это человек непростой.

Интересно, что вся братия Успенского Святогорского монастыря, которая поступала ко мне, уже до того была в тесном общении со старцем Николаем. Отец Мартирий, отец Александр, отец Василий и другие. Поэтому мне тоже всегда хотелось его проведать, но не представлялось такой возможности. Я был наместником и не имел достаточного времени. Однако всех желающих посетить батюшку я постоянно благословлял ехать, но особенно тех, кто подумывал поступить в монахи.

Конечно, кого-то отец Николай не благословлял идти в монастырь, а кого-то благословлял. И бывало, что некоторые из них уходили, несчастные, из монастыря и позже пропадали неизвестно где. Это и понятно. Ведь если ослушаешься благословения старца, то можешь навлечь на себя гнев Божий. Раз старец благословил идти в монастырь, значит, нужно терпеть все тягости, все невзгоды монастырские. Большинство же не выдерживают, убегают. Конечно, они не возвращаются к отцу Николаю, чтобы он снял благословение, а идут в мир и там чудят и, как правило, очень плохо кончают. У святых отцов много примеров такого конца у ослушников старческого благословения. Ведь это благословение — на всю жизнь! Поэтому иногда говорят, что лучше и не ходить за благословением к старцу, если не знаешь, сможешь ли исполнить. Но если взял — обязательно исполняй. Так же всегда надо выполнять и обет, который дал тебе старец.

Сам я у отца Николая был еще несколько раз, особенно когда по монастырю были трудности. Например, братия вдруг захотела снять меня с наместников. Какая причина — Бог весть. Мы поехали тогда к отцу Николаю. Среди нас были благочинный, эконом, духовник монастыря, келарь.

Я всех представил батюшке. Они поделились с отцом Николаем, что их не устраивает наместник. Я тоже сказал на ухо отцу Николаю, что хочу из монастыря уйти. Батюшка же во весь голос велел: "Даже если он сам будет уходить, держите его за рясу и не отпускайте из монастыря!" Братия остались не очень довольны таким ответом. Уехали все крайне взволнованные.

И позже я приезжал к батюшке и всегда им восхищался. Он каждый раз пел духовные стихи и был очень благообразным, смиренным и кротким. Один его вид много нам внушал. Даже можно было посидеть с ним, не разговаривая, и получить на сердце большой душевный покой. Так, в последнее время, когда встречи стали невозможны, я просто стоял у калиточки и все равно получал такое спокойствие духа, как будто мои трудности и недоумения разрешались.

Перед моим назначением духовником Спасо-Елеазарова монастыря владыка Евсевий взял меня с собою к отцу Николаю для благословения на это служение. Это было на празднование святителя Николая. Владыка сказал батюшке: "Вот я назначаю отца Кенсорина духовником Спасо-Елеазаровской пустыни". Отец Николай благословил и произнес: "Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты царствуеши вовеки ". Такими словами он меня напутствовал. Я же встал перед ним на колени для благословения.

Когда батюшка уже почил о Господе, произошел такой случай. С вечера я и матушка Елисавета (настоятельница Спасо-Елеазаровой обители) поехали прощаться с отцом Николаем. Ехали, конечно, вместе, в одной моторной лодке, но в храме получилось, что шли как бы врозь. Однако, когда подошли ко гробу, она оказалась с правой стороны, а я с левой, и в один миг мы стали с ней брать благословение у батюшки. Оба сразу посмотрели друг на друга.

В наше время главное — духовное возрождение. Важно построить обитель, но возродить духовно — важнее. Это великое дело, поэтому оно очень трудно. Сейчас восстанавливают сотни монастырей, но духовная жизнь в них еле тлеет, что очень прискорбно. Старцы и раньше предупреждали, что монастыри и храмы откроются, однако монастыри будут пустые. Много я посещал монастырей и вижу духовное оскудение и скорблю. Нет почти и сильных духоносных старцев, которые могли бы подавать добрый пример любви, смирения и кротости. Дай Бог, чтобы воскресла Святая Русь! Трудно в это сейчас поверить, но будем верить.

Хотелось бы пожелать всем нам обрести такие святые качества отца Николая, как смирение и долготерпение. К нему приезжали целыми автобусами, и он на морозе всех помазывал святым иерусалимским маслицем с великой любовью! Такой любви не имеют, кстати, современные родители, и поэтому среди молодежи идет полное разложение. И в старчестве любовь и долготерпение должны быть во главе угла.

Сострадательность, милостивость, любвеобилие — все это было у отца Николая. Он стяжал все качества старца, духоносного отца, подвижника. Недалеко от нас, на Малой Толбе, живет и служит протоиерей Борис" — духовное чадо и сомолитвенник отца Николая в течение сорока пяти лет. Я спрашивал у отца Бориса, когда же батюшка Николай получил такую известность. Мне казалось, что только в последние десять лет. И отец Борис подтвердил, что огромная популярность этого старца среди верующих стала особенно проявляться именно в течение этих десяти лет.

То есть отец Николай сначала совершенствовался сам в себе. Когда-то и преподобный Серафим Саровский ушел сначала в пустыню, в затвор, где принял молчание и совершенствовался, восходя от силы в силу. Так и набрал огромную силу благодати. Стяжав эту полноту совершенства, батюшка Серафим смог и отдавать. Отец Николай также возрастал, накапливая благодатную силу и совершенствуя божественные дары в "пустыне", на своем острове, вдали от материка. Сначала подвизался в одиночестве (не считаю островитян), а потом уже вся Россия узнала про него и многие стали ездить за этой благодатью.

А ныне появилось много таких "младостарцев", которые сами еще духовно не совершенны и не подготовленны, а заявляют о себе как о старцах и учительствуют. Сейчас уже все готовы стать старцами. А что с этого толку? И сами идут неизвестно куда, захваченные мнением и страстями, и других за собой ведут тоже неизвестно куда. Скорее же всего, в погибель. Это страшно.

Старцем может быть человек, который не только возрастом телесным пришел в бесстрастное состояние, но и духовно пришел в полное совершенство. Тогда только он сможет и духовный пример подать, и наставлять, и спасать. На таких достаточно лишь посмотреть, чтобы научиться святости. Один их внешний вид говорит о многом. Об этом мы знаем и из древних патериков. Таких старцев уже нет или остались только единицы.

Старцы, подобные отцу Николаю, были небрезгливы. Они любого могли принять — и нищего, и убогого. А мы еще посмотрим, кто с чем и в чем придет, и т. д. У старцев жертвенная любовь ко всем людям, ко всей природе. Они молятся и скорбят обо всем живом.

Помню, что батюшка не раз просил мой наперсный крест отдать ему, а потом благословлял и возвращал. Я еще боялся, что не отдаст. И у матушки Елисаветы просил, причем трижды, и у отца Василия Швеца, который был с ним в тесном общении. Так он давал понять, что разделяет с нами наши кресты. Даже у владык посохи себе забирал…

Известно, что отец Николай был великий старец, но и мученик был великий в последние годы. Он, по-моему, сам и взошел на крест, держа у себя двух последних келейниц. Меня очень поразило, что у отца Николая окна в комнате были закрыты наглухо. Я посетил его келью после его смерти и убедился, что он не видел дневного света из своей комнаты. Свет был только на кухне. Батюшка же молился в комнате, в которой не было света солнечного, не было воздуха. И ремонта не было: все закоптилось.

Для нас это — стихийное бедствие, насколько мы привыкли к комфорту. Как же! Если у нас в течение часа нет света, нет воды, нет отопления, если компьютер отключился, телевизор, холодильник, — это катастрофа! Все в шоке и клянут власть. Почему же мы такие? Что ж, давайте сравним жизнь этого блаженного старца и нашу, повседневную. Я всегда обращаю особое внимание на подобные вещи.

И еще. Хотя у старца Николая не было солнечного света, но в нем самом горел Божественный свет — от молитвы и смирения. И он, как древний святой в патерике, мог сказать: "Не вставай, солнце! Ты мне мешаешь зреть Божественный свет!" Вспомним, что и Киево-Печерские, и Псково-Печерские святые жили в пещерах без света, сосредоточившись на молитве. Их согревала благодать, и внутри все горело Божественным огнем. Антоний и Феодосии Пе-черские, начальники всему русскому монашеству, не имели в пещере ни лучинки, ни печей. И сколько было таких же святых угодников, которых обогревала благодать Святого Духа! Они чувствовали свет Божественный в своем сердце!..

Так и отец Николай. Смиренно и самоотверженно снося невзгоды, он стяжал сияние Духа и щедро делился благодатью со всеми до последнего своего вздоха.

27 июля 2003 года